Данила козловский интервью

С Данилой Козловским мы оказались совместно в рабочей командировке, общение началось еще в самолете — мы сидели на соседних креслах и говорили все четыре часа полета. Переходя с его участия в рекламе Chanel к ролям в театре, от детства к его отношениям с девушками. О любой теме он сказал весьма просто. Без грамма позерства и наигранности. Беседа продолжилась в Лондоне, на веранде ресторана с красивым видом на Гайд-парк.

Светлана Бондарчук: Даня, по окончании беседы в самолете я осознала, что ты всей душой обожаешь театр. И это особая для тебя тема. Здорово видеть человека, который при обилии соблазнов не разменивает себя по мелочам. А я, соглашусь, пока не была у тебя на спектаклях. Я исправлю это, я кроме того готова приехать в Питер, в МДТ, дабы заметить твою игру.

Данила Козловский: Само собой разумеется, приглашаю! Театр вправду занимает солидную часть моей жизни, но такое же значение для меня имеет и кино. Я не воображаю свою жизнь ни без театра, ни без кино. Это взаимодополняющие миры и пространства, каковые мне одинаково нужны.

Данила. Это случилось неслучайно. Я с детства принимал участие в театральных кружках, в художественной самодеятельности. Я весьма обожал пионерские лагеря и неизменно как-то проявлял себя на закрытиях и открытиях лагерных смен, на концертах. В то время, когда были домашние праздничные дни: Новый год, дни рождения — с наслаждением стихи читал, дурачился. В семь либо шесть лет обожал надеть на себя чужую одежду, выйти и начать перед взрослыми кочевряжиться, что-то там выполнять. Я и братьев своих подбивал надевать мамины и папины громадные костюмы и устраивать домашние спектакли. Не могу заявить, что выступления мои пользовались диким успехом у взрослых, но для меня это было серьёзной таковой темой. Наряду с этим я честно не понимал, из-за чего взрослые с таковой неохотой выходят из-за стола. Мне казалось, что мы на данный момент представим так эксклюзивное мероприятие. (Смеется.)

Д.: По два года. В то время, когда мне было шесть, Егору было восемь, а Ване — четыре.

Данила козловский интервью

С. Другими словами ты средний. А братья с радостью принимали участие в твоих перформансах?

Д.: Без особенного энтузиазма. Но, по всей видимости, моя энергия убеждения и азарт были так громадны, что соглашались. Мне было восемь лет, в то время, когда мама послала нас троих на пробы — это был сериал «Простые истины», съемочная площадка которого потом стала местом моей первой работы. Так вот, мама дала адрес и деньги, сказав: «Поедете на пробы, а затем имеете возможность приобрести себе мороженое». И когда мы вышли из квартиры, братья сказали: «Так, давай деньги на мороженое, а сам поезжай на эти пробы, мы и без них обойдемся». Возможно сказать, у них был шанс стать громадными артистами, но они его не применяли. Они выбрали мороженое. (Смеется.)

С. Твоя мама — актриса и прекрасная дама. Знаешь, в то время, когда два года назад вы с ней появились на премии «Золотой Орел», где тебе вручили приз за роль в фильме «Духless», все поразмыслили, что это твоя женщина.

Д.: Да, ей тогда кто-то сказал: «Женщина, не мешайте, отойдите от своего парня». Пришлось вступиться: «Это не моя женщина, это моя мама». Тогда ей сказали: «Мама, поднимитесь обратно!» Всем своим опытным удачам я обязан маме. Она неизменно меня направляла. По ее инициативе я попал в балетный лицей в первом классе. Действительно, меня оттуда скоро попросили уйти. Обучался я хорошо, но ей сказали: «Ну не будет ваш мальчик Барышниковым. Не сможет. Он хороший, хороший, но толстый и неуклюжий».

С.: А ты знаешь, что я приобрела майку с принтом твоей детской фотографии из коллекции Александра Терехова для фонда социальной помощи «Выход»? В то время, когда я ее заметила, поразмыслила: «И это — кумир поколения?»

Д.: Это ничего, раньше я был еще хуже. С диатезными щеками, стрижкой под горшок. У меня тогда и прозвища были «горшок» и «ободок». И вот таким я был в балетном лицее. Позже поступил в Музыкальную школу Дунаевского, обучался в различных театральных студиях. Так что мое решение пойти в театральную академию не было спонтанным. Все детство я, возможно сказать, подготовился.

Д.: Старший некоторое время работал в компании Jaguar, а на данный момент организовал личную продакшен-компанию, которая создаёт социальные и рекламные ролики, планирует заняться производством полнометражного кино. Он сам к этому пришел, не через меня. Младший брат работает во Владимире, у него семья и более размеренная жизнь, чем у нас с Егором.

С. Ты все детские годы провел актерских студиях, снялся в сериале «Простые истины», но позже внезапно оказался в кадетском корпусе. Из-за чего?

Д.: Мы с братьями были неуправляемыми. Разбить окно либо бублик своровать — самые невинные шалости, каковые мы себе разрешали. Но, в то время, когда мы совсем стали выходить из-под контроля, мама нас всех троих послала на перевоспитание в Санкт-Петербург, в кадетский корпус. Мама, само собой разумеется, великая дама. Именно она «действовала меня», других слов подобрать не могу, в театральную академию. Целый данный колоссальный стресс, нервы она взяла на себя. Я не понимал ответственности, не осознавал уровня конкуренции, не думал о том, что люди не проходят, не поступают и, не редкость, ломаются. Это она не дремала ночами. Как раз с ней мы говорили всю ночь, взвешивали все за и против, в то время, когда решался вопрос: к какому же мастеру подавать документы? Все давали гарантии, не считая Льва Абрамовича Додина, очевидно. И была задача: идти к тому, кто кличет, либо к тому, куда все стремятся попасть, приезжая из различных государств. Другими словами к Додину. Решили рисковать и идти ко Льву Абрамовичу. Утром я отправился относить заявление и поразмыслил: «Дай-ка я еще раз позвоню маме и поинтересуюсь, дескать, мамуль, все-таки куда поступать?» Услышав данный вопрос, она начала плакать и сказала: «Я не могу больше, решай сам».

С. Я уже осознала, что мама для тебя — путеводная звезда. Но ты не похож на маменькиного сынка.

Д.: Нет, я не маменькин сынок, у нас другой уровень взаимоотношений. Мама — мой самый друг, мы с ней можем обсуждать каждые темы. У нас бывают такие беседы, в то время, когда наше эмоциональное состояние изменяется — в рамках всего вероятного диапазона! — пара раз.

Д.: В большинстве случаев, я понимаю это постфактум. Так как сперва ты не контролируешь себя, у тебя происходят красивые химические процессы. Но в то время, когда вся эта буря потихонечку проходит, включается мозг, и ты понимаешь: «Наблюдай-ка, что-то имеется похожее, что-то общее». Это полностью подсознательный уровень, и говорю я на данный момент скорее о вещах внутренних, нежели о внешних. По причине того, что снаружи они полностью различные.

С. Ты же был женат на актрисе польского происхождения Уршуле Малке. Вы совместно игрались в спектакле «Варшавская мелодия».

Д.: Мы до сих пор его играем в санкт-петербургском Малом драматическом театре — Театре Европы.

С. И у вас хорошие отношения?

Д.: Мне редко нравится то, как я формулирую, но следующую идея мне удалось высказать достаточно точно: жены бывшими не бывают, они — как президенты США. Для меня супруга — это человек, за которого я всю жизнь буду волноваться, в какой-то степени буду важен, и она — навсегда член семьи, родной человек. Однако отношения изменились и. купили некую другую природу. Но в какой-то степени мы стали кроме того ближе.

Д.: Я на данный момент больше говорю о жизни, чем о спектакле. Спектакль, само собой разумеется, купил многое, по причине того, что там такая история любви, в чем-то похожая на нашу. Имеется и страсть, и обреченность.

С. Ты мне сейчас продемонстрировал в самолете, в то время, когда мы летели, замечательные кадры, где ты на доске для серфинга покоряешь океан. Эти кадры из фильма «Духless 2» меня весьма впечатлили. Мне думается, тебе удалось создать нового героя. С полностью голливудской безукоризненной наружностью и русским наполнением. Это какая-то неповторимая совокупность линия: брутальность, манера сказать, точность жеста.

Д.: Благодарю громадное, это приятно неизменно и весьма трогательно. на данный момент поведаю забавную историю. В то время, когда мы возвращались с Бали, нам необходимо было сделать в самолете досъемку: пара кадров, как герой наблюдает в иллюминатор на жизнь за бортом, как самолет взлетает. Разрешения на съемку у нас не было, но мы и не пробовали его взять. Не вследствие того что желали сэкономить, нет. Компания была восточная, и мы понимали, что столкнемся с бюрократическими сложностями, необходимо будет пройти все инстанции, проверки и собеседования со работами безопасности. Мы решили попытаться сделать это нелегально, скрытно. Но понимали, что будет достаточно не очень приятно, в случае если нас увидят. Вплоть до угрозы снятия с рейса. Мы, съемочная группа, сели в пара рядов, дабы как-то блокировать внимание стюардов, дождались, в то время, когда пассажирам разнесут еду, и стали снимать. Все прошло весьма нормально. А после этого мы начали просматривать на компьютере целый отснятый на Бали материал. Режиссер фильма Рома Прыгунов, оператор Паша Капинос и я наблюдаем, обсуждаем, выпиваем — работа сделана, имеем право! — в этот самый момент нас сзади окликают на английском языке: «Юные люди. » И мы понимаем, что все: нас поймали, будет скандал. Мы неуверено поворачиваемся и напарываемся на две пары любопытных девичьих глаз. «Простите, мы полтора часа наблюдаем это видео и не можем оторваться. Что это такое? Куда лететь на премьеру? Мы желаем это взглянуть!» Это оказались девочки из Германии. Мы расслабленно выдохнули и переместили чашки: «Ну что, за первых поклонников?» Это было весьма трогательно.

С. Одна из тем фильма «Духless 2» — бегство от самого себя. Особенно это относится людей успешных, богатых. А ты ловил это настроение, эту волну?

Д.: Я на эту тему долго думал — бегство от своей жизни, попытка создать новую действительность. Эту обстановку я, само собой разумеется, примерял на себя. И четко осознал, что так не смогу. У меня нет потребности в бегстве, поскольку я радостный человек. Я обожаю свою профессию. И ежедневно испытываю чувство признательности за то, что у меня имеется возможность заниматься любимым делом.

С. Актер каждую роль примеряет на себя, но были ли роли, герои, каковые тебе «подошли», каковые повлияли на твою действительность?

Данила козловский интервью

Д.: Ну нет. По причине того, что мне пока везет с ролями, они оказываются значительно больше, чем я сам. И это также счастье — примерять на себя судьбы и события, в которых ты пока не оказался. Хорошо ответил?

С. Витиевато. Я поразмыслила кроме того, что ты лукавишь сейчас.

Д.: Нет, это вправду так. Это не кокетство. А про театральные работы я по большому счету не говорю. Лопахин из «Вишневого сада», Фердинанд из «Коварства и любви», Виктор из «Варшавской мелодии», Новиков из спектакля «Жизнь и будущее» — это такие судьбы, такие личности и такие характеры! Мои герои в кино, кроме того Харламов из «Легенды №17», либо Макс из «Духless», либо Дорин из «Шпиона», не выяснялись в аналогичных обстановках. А я и подавно.

Данила Козловский на съемках фильма «Духless 2» С. Очень интересно. Ну хорошо, я тебе фактически поверила.

Д.: Поверь мне. У тебя же также имеется актерский опыт. Я видел тебя в фильме «Сон в летнее утро».

С. Это первый фильм Федора, такая дорогая история. Как раз тогда я осознала, что я не актриса. Я отказалась нырять в озеро, заявила, что не буду этого делать. И вдобавок у меня был киноопыт: я с Ренатой Литвиновой снималась в какой-то студенческой работе, и нам по сюжету нужно было поцеловаться. Я сказала: «Не буду целоваться!» В общем, никакая я не актриса. Так как для актеров нет ничего неосуществимого. Вот, допустим, такая узнаваемая вещь, как «Горбатая гора», где два натурала играются геев. И, мне думается, им все равно.

Данила козловский интервью

Д.: Я тебе скажу: это презент для актера — сыграть того, кем ты не являешься. По данной причине я весьма обожаю свою работу в фильме «Весёлые», где я игрался травести Люсю. Она живет жизнью примадонны ночью, а днем она таковой юноша. Я взял огромное наслаждение от данной работы! У меня на грим уходило три с половиной часа, мне накладывали огромные брови, накладные ногти, я втискивался в колготки, надевал ботинки на шпильках. Я обучался ходить на каблуках, танцевать на них — кайф!

С. Мне думается, у тебя нет случайных ролей, любая — это какая-то выверенная история. Это твоя интуиция, рекомендации мамы либо у тебя превосходный агент?

Д.: У меня, к сожалению, имеется случайные роли. Однако они все были до какого-либо определенного момента, пока я не стал что-то большее понимать про эту профессию. Отличать зерна от плевел. И имеется люди, каковые мне оказывают помощь. Само собой разумеется, это моя мама. Имеется мой агент, который для меня больше, чем агент, он мой друг. Имеется мои учителя, которым я время от времени даю почитать сценарии, в случае если у меня имеется сомнения.

С. А в то время, когда ты принимал решение сниматься в голливудском проекте «Академия вампиров», ты со Львом Додиным советовался?

Д.: Непременно, и он меня поддержал. Лев Абрамович при том, что ему необходимо было отпустить меня фактически на четыре месяца из репертуарной жизни театра, заявил, что нужно попытаться.

С. Хорошо, а поведай, как ты взял договор с Chanel. Весьма интересно.

Д.: Эта история учит тому, что не нужно опасаться принимать кроме того радикальные решения. По окончании съемок в «Легенде №17» я осознал, что опустошен. Я отказался от нескольких проектов, достаточно важных и с денежной точки зрения а также, и осознал, что мне необходимо просто куда-то уехать. Но куда. Интуитивно выбрал Нью-Йорк. Во-первых, мне необходимо было подтягивать английский язык , во-вторых, там концентрация музеев, театров, музыки — мультикультурный сплав. Кто-то превосходно заявил, что, в случае если погибнет все люди, но выживет Нью-Йорк, оно сможет восстановиться, по причине того, что это огромный Ноев ковчег. В Нью-Йорке я вправду купил то, что желал. Возможно, это возможно назвать вдохновением. И на последней неделе моего нахождения мои английские агенты устроили мне пара встреч с ведущими кастинг-директорами. Весьма любезные такие, в формате «Привет. — Привет» встречи. Спустя полгода я получаю роль в «Академии вампиров». И выясняю, что это стало вероятным в следствии неформальной встречи одного кастинг-директора с подругой другого кастинг-директора, с которым я общался, в то время, когда был в Нью-Йорке. У них был какой-то простой ужин, они говорили: «Что ты делаешь?» — «Работаю над фильмом, не можем отыскать главного героя. » — «О, ты знаешь, ко мне какой-то русский полгода назад приезжал, он как-то мне запомнился, давай я дам тебе его координаты?» Они вышли на меня, я попробовался, и меня утвердили.

С. Вот это история! Недаром говорят, что случайности не случайны.

Д.: Это лишь начало истории. Дальше были съемки «Академии вампиров» в Лондоне, и в последний сутки, практически незадолго до отъезда в Москву, мои агенты устраивают встречу с Джо Райтом — он искал героя для съемок ролика Chanel.

С. Это твой любимый режиссер?

Д.: Да, крайне важное замечание, это один из моих самых любимых режиссеров, фильмы которого меня в какой-то момент вдохновили и помогли. Он снял «Гордость и предубеждение», «Анну Каренину». Встреча проходила у него дома, и мне было так приятно и превосходно от того, что я с ним сижу и говорю, что я кроме того не думал, честно говоря, о Chanel, о каком-то утверждении, мне было наплевать. Я и кайфовал. Еще солнце было такое закатное. Через три дня мне звонят агенты и говорят: «You get a job». Эта новость застала меня в бизнес-лаундже в Домодедово. Я выбежал в мужскую комнату и закричал. А в то время, когда возвратился, американец, который сидел рядом, задал вопрос: «У тебя что, сын появился?» Я ответил: «Нет, но событие также приятное». Само собой разумеется, это весьма хорошая рекламная кампания, но для меня куда более принципиально важно было познакомиться с Джо Райтом, с красивым оператором Шеймасом МакГарви, с Кирой Найтли, со всей командой. Вот так это событие завершило цепочку случайностей, которая началась с моего иррационального решения от всего отказаться и уехать на месяц в Нью-Йорк.

С. А сравнительно не так давно ты стал лицом Jaguar. Денежную сторону вопроса никто не исключал, но тебе принципиально важно, что ты рекламируешь?

Д.: Непременно. Я не буду изображать из себя высокодуховного парня, который чурается корыстных интересов. Деньги для меня, само собой разумеется, серьёзны. Но в случае Jaguar это вправду не приоритетная, а второстепенная вещь. И до этого пара автомобильных компаний предлагали мне денежные договора, и я от них отказывался. При том, что это были марки весьма хороших машин, известных, важных.

Д.: Ягуар — мое самое любимое животное. На первом курсе у нас было задание — продемонстрировать животное. Я выбрал ягуара и отправился в зоопарк за ним замечать. Это так аристократическое животное, полностью независимое, сильное и какое-то волшебное. Мне нравится эта вот вытянутость его. (Изображает.)

С. Ой, ты, наверное, на данный момент и правда превратишься в ягуара.

Д.: Да, я лишь на данный момент отыскал в памяти данный этюд и непроизвольно начал показывать. Во-вторых, я с детства бредил данной машиной. Я воображал Jaguar темно-зеленого цвета 70-го года. Мне не нравится похабное сравнение автомобили с лошадьми, но в случае с Jaguar сравнение с животным весьма уместно. Это твой товарищ, который тебя поддерживает, защищает. Помимо этого, это английская машина. А Англия — это одна из моих любимых государств.

С. Сейчас многие успешные люди, особенно медийные, занимаются благотворительностью. Ты не исключение.

Д.: Да, у меня имеется центр помощи аутистам «Антон тут рядом» — он находится под патронатом фонда «Выход» в Санкт-Петербурге, который есть частью одноименного фонда Дуни Смирновой, — вот такое сложное устройство. Кроме этого я приятель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и Дины Корзун, фонда «Бабочка» Ксении Раппопорт.

С. Из-за чего ты этим занимаешься? Это потребность?

Д.: Просто в какой-то момент я осознал, что могу быть нужен. Я поразмыслил: «А почему бы и нет?» — и начал подключаться там, там и там. А позже Люба Аркус (режиссер, снявшая фильм о мальчике-аутисте «Антон тут рядом», давший наименование ее благотворительному центру. — Ред.) внесла предложение стать должностным лицом и членом попечительского совета ее центра, и я опять поразмыслил: «А из-за чего нет?» Эта деятельность позволяет реализации опытных жажд, замыслов и идей, по причине того, что мы стараемся придумывать какие-то неординарные, новые формы общения. Устраиваем концерты, творческие акции, провели сравнительно не так давно первый музыкальный фестиваль «Антон тут рядом» в Санкт-Петербурге, в котором учавствовали превосходные музыканты. В этом пространстве еще имеется возможность реализации творческих идей. Это как твой фонд, который устраивает аукцион короткометражных фильмов.

С. Ну у меня нет фонда, просто каждый год мы проводим благотворительный вечер Action. Известные режиссеры снимают для него короткометражки. А уже деньги, собранные на аукционе, мы передаем в фонды. Я понимаю, что крайне важно, дабы человек все-таки это делал с громадным наслаждением. Сделать хорошее дело, которое принесет еще и тебе самому сильные эмоции.

Д.: Вот ты весьма верные вещи затронула, по причине того, что, в то время, когда у нас была пресс-конференция по поводу первого музыкального фестиваля, были такие реплики: «Ваш фонд находится в самом центре, вид у вас прекрасный из окна. И фестиваль вы делаете весьма радостный. Поете. Вам не думается, что это самую малость необычно?» В сознании многих людей на бытовом уровне благотворительность — это что-то мрачное, тяжелое, депрессивное, не приносящее наслаждения, исходя из этого все центры и учреждения должны быть в подвальных, цокольных этажах. Все должны ходить в растянутых серых свитерах, с грустными лицами и в громадных очках. Но сейчас появляется довольно много различных фондов и людей, каковые стараются создать новый принцип благотворительности. В то время, когда все, что делается, — в радость, и в следствии работы появляются деньги, каковые возможно дать в помощь людям, в них нуждающимся.

Светлана Бондарчук и Данила Козловский С. Дань, последний мой вопрос весьма простой. Ты мужчина и ты актер. Как обязана смотреться либо вести себя дама, женщина, дабы ты захотел быть с ней? Кто она?

Д.: Ты знаешь, чем старше я становлюсь, чем больше со мной случается событий, чем больше взрослею, тем больше я понимаю, что я ничего в этом не понимаю. Вот раньше у меня было все просто. В 17 лет я четко понимал, чего я желаю. В 20 понимал. А дальше я что-то начал запутываться. Само собой разумеется, дама — не машина и собрать ее по комплектации сложно. Дескать, дайте мне литые диски, дайте панорамную крышу и все в таком духе. Но одно я знаю точно: в то время, когда ты видишь «свою» даму, у тебя вот тут вот схватывает, и внизу живота начинают.

Д.: Да! Причем эти бабочки появляются при виде самых различных дам, не похожих на какие-то твои прошлые истории. Я осознал, что сейчас не требуется ничего анализировать, подключать мозг. В случае если затевать рефлексировать, задумываться, что-то контролировать либо перепроверять, возможно все усложнить и лишить себя чего-то для того чтобы чудесного. В случае если сказать более конкретно, что меня может вынудить подойти к даме — это, возможно, шарм. По причине того, что понятие красоты субъективное и изменяется с годами.

С. Воображаешь, сейчас поклонницы будут думать: «Что он имел в виду?» Шарм. Они будут гуглить это, будут пробовать расшифровать.

Д.: Это нереально растолковать. Так как имеется огромное количество прекрасных дам, каковые проходят мимо тебя, и ты как-то отмечаешь: «Ну, прекрасная. и все». И внезапно — какой-то воздушное пространство около нее, какой-то запах, то, что нереально обрисовать. Это и имеется шарм. В то время, когда ты наблюдаешь на нее и не понимаешь, что же в ней такое, линия. Может, она владеет модельными параметрами и имеется в ней чувство юмора, и взрослость, и детскость, и наивность, и мудрость — и все это в один момент. В действительности дамы — это же космические существа полностью. Мне думается, что в случае если сказать о девятом чуде света, то это дамы. По причине того, что такое количество совсем несочетаемых вещей, такое средоточие энергетик всего, что тебя заставляет обожать, ненавидеть, это же фантастика.

С. Даня, тебе 29. Ты готов к решительному поступку?

Д.: В случае если я на данный момент скажу, что готов, я буду полностью полным дебилом. В случае если скажу, что не готов, я буду дебилом вдвойне. Я так скажу: я себе хочу, дабы в моей жизни поднялся данный вопрос.

Данила. Посмотрим. Ответим поступком. Что-то происходит в твоей жизни, в случае если такая потребность внезапно появляется. Ты понимаешь меня.