Завтра я всегда бывала львом читать

Арнхильд Лаувенг появилась в 1972 году. Кандидат психологических наук, практикующий клинический психолог. В семнадцатилетнем возрасте была направлена в психиатрическую лечебницу с диагнозом шизофрения. Последующие десять лет ее жизни — череда добровольных и принудительных госпитализаций. Последний раз она была положена в больницу в возрасте 26 лет. Арнхильд всецело победила шизофрению и сейчас имеет возможность сказать о болезни и как опытный психолог и как бывший больной. Она погружает нас в мир голосов и галлюцинаций, где ее преследует армия крыс, а волки с горящими желтыми глазами оскаливают слюнявые пасти. Она раскрывает внутреннюю логику и суть ошибочных восприятий и признаков. В данной книге хроника ее борьбы с заболеванием.

Пациентка Арнхильд говорит о своем опыте, о попытках докторов отыскать с ней контакт и о своих переживаниях, о поддержке родных, несмотря ни на что не терявших надежды. Психолог Арнхильд анализирует способы, к каким прибегали доктора, и растолковывает их успех либо неудачу. Неповторимый опыт излечившегося человека, описание болезни изнутри воображает громадный интерес для психиатров, психологов, больных людей и их родственников, для самого широкого читателя. Художественная манера изложения, проникновенность, с которой написана книга, делает чтение захватывающим. Это потрясающая история победы, в которую мало кто верил.

Посвящается маме и Китти

Завтра я всегда бывала львом читать

Завтра я неизменно бывала львом

Л28 Лаувенг А. Завтра я неизменно бывала львом. — Самара: ИД Бахрах-М, 2009 — 288 с.

Перевод с норвежского Инны СТРЕБЛОВОЙ.

Арнхильд Лаувенг появилась в 1972 году. Кандидат психологических наук, практикующий клинический психолог. В семнадцатилетнем возрасте была направлена в психиатрическую лечебницу с диагнозом шизофрения. Последующие десять лет ее жизни — череда добровольных и принудительных госпитализаций. Последний раз она была положена в больницу в возрасте 26 лет. Арнхильд всецело победила шизофрению и сейчас имеет возможность сказать о болезни и как опытный психолог и как бывший больной. Она погружает нас в мир голосов и галлюцинаций, где ее преследует армия крыс, а волки с горящими желтыми глазами оскаливают слюнявые пасти. Она раскрывает внутреннюю логику и суть ошибочных восприятий и признаков. В данной книге хроника ее борьбы с заболеванием.

Пациентка Арнхильд говорит о своем опыте, о попытках докторов отыскать с ней контакт и о своих переживаниях, о поддержке родных, несмотря ни на что не терявших надежды. Психолог Арнхильд анализирует способы, к каким прибегали доктора, и растолковывает их успех либо неудачу. Неповторимый опыт излечившегося человека, описание болезни изнутри воображает громадный интерес для психиатров, психологов, больных людей и их родственников, для самого широкого читателя. Художественная манера изложения, проникновенность, с которой написана книга, делает чтение захватывающим. Это потрясающая история победы, в которую мало кто верил.

Посвящается маме и Китти

Раньше я жила свои дни овцой.

Ежедневно пастухи собирали все отделение, дабы вывести стадо на прогулку.

Завтра я всегда бывала львом читать

И со злобой, как собаки, в большинстве случаев лаяли на тех, кто отстал и не желал выходить.

Время от времени, подгоняемая ими, я подавала голос и негромко блеяла, бредя в общей толпе по коридорам,

Но никто не спрашивал меня, в чем дело.

Кто будет слушать, что там бубнят сумасшедшие!

Завтра я всегда бывала львом читать

Раньше я жила свои дни овцой.

Собрав всех в одно стадо, нас гнали по дорожкам около поликлиники,

Медленное стадо из непохожих друг на друга индивидов, которых никто не желал различать.

По причине того, что мы превратились в стадо,

Завтра я всегда бывала львом читать

И всем стадом нам надеялось ходить на прогулку,

И всем стадом — возвращаться в дом.

Завтра я всегда бывала львом читать

Раньше я жила свои дни овцой.

Пастухи подстригали мне отросшую гриву и ногти,

Дабы я лучше сливалась со стадом.

И я брела в толпе бережно подстриженных ослов, медведей, белок и крокодилов.

И всматривалась в то, чего никто не желал подмечать.

По причине того, что Я жила свои дни овцой,

Завтра я всегда бывала львом читать

В это же время как все мое существо рвалось на охоту в саванну. И я послушно шла, куда гнали меня пастухи, с выгона в хлев, из хлева на выгон,

Шла в том направлении, где, согласно их точке зрения, надеялось находиться овце,

Я же знала, что это неправильно,

И знала, что все это — не навсегда.

Потому что Я жила свои дни овцой.

Но все время была завтрашним львом.